Город Дели — личный отзыв

Расскажем про самый известный город Индии. Чем живет Дели, какие достопримечательности здесь есть и другие интересные моменты. Почитайте.


Информация

  • Второй по величине город страны.
  • Здесь находится столица Нью-Дели.
  • Население: 17 млн (агломерация 27 млн).
  • Первый город на этом месте появился около 3000 года до н. э.
  • Здесь находится крупнейший в мире индуистский храм Акшардхам


 

Будни

Еще затемно жителей начинают будить птицы. Каждое дерево, каждый кустик звенит от их щебета и свиста и будто колышется, кипит движением: в густой кроне порхает несметное количество самых различных птах. С первым лучом солнца они взмывают ввысь и разлетаются на дороги, улицу, но больше всего за город, туда, где раскинулись крестьянские поля.

Первыми снимаются с деревьев и покидают столицу зеленые стаи попугаев — крикливые, стремительные в полете. Улетают драчливые «черные воробьи», бурая пестрая птица, чуть похожая на очень крупного скворца. Вперемежку с малознакомыми в России тропическими птицами носятся в воздухе вездесущие воробьи и вороны. А в самой выси, словно подвешенные к потолку-небу, замерли коршуны и орлы. Они вместе с дремлющими на деревьях медлительными грифами главные «санитары» здесь, уничтожающие падаль сбитых ночью автомобилем птиц, выброшенных крестьянами за околицу животных, сдохших от старости или истощения.




К городу в то же время по земле течет иной поток — людской. Идут крестьяне-поденщики, в одиночку, семьями, чуть ли не целыми деревнями. Впереди в потрепанных, запыленных дхоти, обернутом вокруг бедер куске полотна, и курта, длинной навыпуск рубахе, шагают мужчины. Женщины следуют сзади, чуть поодаль от мужчин. Одеты они наряднее: когда-то в ярких, а теперь выцветших, но все-таки броских рабочих сари, четырех-пяти метровом полотне, которым они, вместо платья, изящно драпируют себя.

Идут группы женщин и в ярких широких юбках и кофтах. Это в отличие от жителей окрестностей выходцы из вечно терзаемого засухой штата Раджастан. Женщины несут на головах кастрюли, кувшины, узелки с приготовленной загодя едой: рисовой или джоваровой (просяной) кашей, серыми, пресными лепешками—чапати и острой жирной подливкой — кари. На бедрах у женщин младенцы, а рядом, уцепившись за подол или чуть приотстав, семенят дети постарше. Людской поток из опустошенных засухой или паводком деревень или в межсезонье течет и течет в город, затем расплывается ручейками по переулкам и оседает на ремонтируемых дорогах и стройках: бурно преображаемая столица расширяет улицы, улучшает асфальтовый покров, повсюду можно видеть строительные леса (ими даже на многоэтажных домах служат связанные веревками бамбуковые жерди).

Вечерняя заря повторяет в обратном порядке утреннюю: птицы, поработав на полях и в джунглях, возвращаются на ночлег в город, а крестьяне, закончив трудовой день, торопятся на отдых — домой, в деревню, если она близко, или к раскинутым на окраине столицы шалашам.

Утром за поденщиками появляются на улицах спортсмены или совершающие ранние прогулки пожилые люди. Здесь, особенно летом, вся спортивная жизнь — в основном на утренней заре, когда земля еще не превратилась в душную баню. Солнце бросило на город первые лучи, а на площадях столицы взрослые и дети уже гоняют по немнущемуся газону мяч (травяной хоккей — самая популярная игра здесь), сражаются в крикет, отдаленно напоминающий нашу лапту, играют в футбол, бадминтон, теннис и реже в волейбол.

Тех, кто еще не встретил восход солнца на ногах, разбудят уличные торговцы. На скутерах, велосипедах или попросту с корзинами в руках они бродят под окнами, а в кварталах богачей — по «черному» проулку, какие существуют здесь повсюду, проложены они позади жилых домов и размещают пристроенные к особнякам комнаты для персонала, гаражи. Громовыми и визгливыми, звонкими и хриплыми голосами они выкрикивают каждый свое:

— Сабджи-бхаджи вала! (Я торговец овощами). Продаю еду!

— Бомбейские бананы! Нагпурские апельсины! Кашмирские яблоки! Лучшего качества, и все дешево!

— Вот лепешки из грама (одна из местных бобовых культур). Ешьте мои горячие лепешки, и холода зимы вам будут не страшны!

Час «пик»

Столица проснулась. Школьники сели за парты или, свернув ноги калачиком, устроились прямо на полу, циновках, траве с грифельными досками в руках. Школы не одинаковые. Одни в благоустроенных современных зданиях, другие — на улице, под кронами раскидистых деревьев.

Позже всех на улицах появляются работающие в конторах, банках, магазинах, хотя проснулись они почти все с зарей, переделали кучу дел дома, некоторые позанимались спортом. Учреждения и магазины открываются только в десять утра. Так что времени у них было предостаточно на все. Но только с выходом их на улицу столица по-настоящему оживает, начинается час «пик». Дели — город чиновников, торговцев, самого разного обслуживающего персонала. Ремесленников и рабочих в самом городе немного.

Час «пик» — время велосипедистов и скутеров. Автомобилю иногда трудно пробиться через их движущиеся стены. По два, по три, а то и по шесть в ряд едут велосипедисты и скутеристы и не обращают никакого внимания на рев гудков подпирающих их автомобилей. Бывает, наездники двухколесных агрегатов на ходу о чем-то оживленно разговаривают, жестикулируют, делают крутые виражи перед автомобилями. Пренебрежение к более тяжелому транспорту обходится им недешево: ежегодно более полутора тысяч велосипедистов и скутеристов попадают в аварии, и очень часто с роковым исходом.

Велосипед и скутер — транспорт трудящихся. Каждый пятый житель столицы ежедневно ездит на них по улице. Не лишенные чувства юмора служащие дорожной полиции сообщили после проведенного ими обследования, что путь, проделываемый ежедневно всеми велосипедистами города, равен тринадцати маршрутам от Земли до Луны в оба конца.

Обилие велосипедистов объясняется еще и тем, что городской транспорт столицы развит слабо. Спасает метрополитен. Редкие автобусы, которые ходят далеко не везде по чрезвычайно разросшемуся вширь городу, не всегда помогают. А такси или чуть дешевле его моторикша — мотоцикл с водруженной на него кибиткой — доступны далеко не всем. Большую пользу приносит метро.

Национальные праздники

День независимости

После десяти утра улицы города в тех частях, где нет базара и магазинов, словно вымирают. Люди разошлись по конторам. Начался трудовой день. Таковы будничные зори индийской столицы. В праздники они несколько иные: люди, правда, поднимаются так же рано, но не торопятся на работу, а, принарядившись, собираются к местам торжеств. О двух зорях, ставших историческими в судьбах Индии, стоит рассказать чуть подробнее.

Утро 15 августа 1947 года. Нескончаемые толпы горожан, жителей окрестных деревень, приезжие из других частей страны стекаются к стенам крепости Лал-Кила — «Красный форт». Громадная площадь, одетая круглый год зеленью газона, что лежит между крепостью и неуютными двухэтажными домами старого Дели, колышется волнами людского моря. Около трех миллионов человек на одной площади!

Бывший редут крепости, а теперь покрытая таким же газоном трибуна. Над ней еще вчера был поднят флаг Великобритании, или, как его называют, «юнион джек». Много десятилетий реял он над городом, олицетворяя господство британских колонизаторов, господство, которое считалось вечным, незыблемым. Накануне ночью англичане тайно сняли его с флагштока, чтобы избежать публичного позора.

На трибуне собрались вожди национально-освободительного движения и английская знать — вице-король Маунтбеттен, его приближенные, свита.

Гул толпы замирает. Со скамей трибуны поднимается признанный вождь национально-освободительного движения Джавахарлал Неру, одетый в скромный индийский наряд: длинную, навыпуск рубаху — хаддер курта, поверх которой — жилет, облегающие голени бумажные брюки — чудидар и белую пилотку. Неру, первый глава независимого правительства, под одобрительный гул людского моря поднимает над столицей государственный флаг. Площадь взрывает гром торжествующих голосов. А в голубое небо кто-то запустил гигантские змеи тех же трех цветов, что и государственный флаг: оранжевый, белый, зеленый.

Простая и величественная церемония подъема флага ознаменовала новую эру в жизни страны. Еще вчера она была вотчиной английских колонизаторов, а сегодня проснулась свободной. Конец британскому владычеству! Свобода! Эти мысли в умах собравшихся на площади, празднующих победу индийцев. У многих на глазах слезы: воспоминания о тяжелом пути к независимости бередят душу. Сколько жертв принесено, чтобы, увидеть эту радостную зарю!

Неру обращается к собравшимся с речью. Он призывает индийцев смотреть теперь на себя как на хозяев страны, которым предстоит строить новую жизнь.

— Чтобы, создать могучее государство, — сказал тогда первый премьер-министр, — все мужчины, женщины, молодежь должны иметь равные права и равные возможности для полнокровной жизни.

Страна стала независимой. С той памятной зари каждый год в это утро повторяется церемония подъема государственного флага над Лал-Кила, неизменно сопровождаемая речью главы правительства. Семнадцать раз эту церемоний исполнял Джавахарлал Неру, до самой своей смерти бессменно стоявший на посту премьер-министра.

День республики

И еще одна знаменательная веха в истории — 26 января 1950 года. Прошло два с половиной года после того, как страна завоевала независимость. Но ее свобода была ограничена. Она оставалась британским доминионом: главой государства считался английский монарх. От его имени выступал генерал-губернатор, которым стал бывший вице-король лорд Маунтбеттен. Доминион, правда, мог принимать самостоятельно решения о путях развития, издавать законы, управлять государством. Генерал-губернатор имел только формальную власть, но мог притормозить принятие не отвечающих интересам Англии законов и поручить подобрать и возглавить правительство угодному лицу в том случае, если на выборах в парламент ни одна из партий не получила большинства депутатских мест.

Индия сделала еще один шаг вперед к свободе и процветанию. В этот день вступила в действие новая конституция. Страна, объявлена республикой. Власть британской короны полностью отменена. Пост генерал-губернатора ликвидирован. Главой государства стал президент — один из лидеров национально-освободительного движения Раджендра Прасад.

В день провозглашения республики жители собираются на Национальном стадионе. К нему вплотную подходит главная магистраль нового города. Когда-то она называлась по-английски «Кингсвей» — «Королевский путь». Теперь ей дали имя на хинди — «Раджпатх» — «Путь государства».

Праздник Дня республики только в первый раз был проведен на соседнем стадионе, а потом всегда — на Раджпатхе, окруженном с обеих сторон зелеными площадями. И всегда площади, крыши домов, гигантские деревья манго, самого вкусного и сочного индийского фрукта, усыпаны горожанами. Людские стены выстраиваются и вдоль многокилометрового пути, по которому проходят войска и демонстранты, — от президентского дворца, через Раджпатх и дальше по главным улицам в старый город, к крепости Лал-Кила.

Обычно жители поднимаются затемно и отправляются к трибунам, заранее сооруженным из металлических труб и досок вдоль всего Раджпатха. Празднично одетые индийцы располагаются на скамьях или прямо на траве, раскладывают перед собою еду, завтракают и ждут начала торжества.

...Вот начинается парад. Идут пехотинцы, танки, кавалеристы, всадники на одногорбых верблюдах. Идут воинские подразделения, которые теперь встали на борьбу с терроризмом. Каждое подразделение одето по-особому: зеленые, красные, оранжевые береты или тюрбаны, разноцветные мундиры. Ярко, причудливо разодеты оркестранты. У некоторых, особенно барабанщиков, через плечо перекинуты звериные шкуры — тигровые, леопардовые. Впереди оркестра кокетливый тамбурмажор. Он легко чеканит шаг, словно танцуя, и крутит, временами подбрасывает вверх и ловко ловит на лету свой жезл, делая все это в такт музыке. Таким необычным приемом он дирижирует оркестром.

Радостным гулом, аплодисментами встречают зрители изящные жесты тамбурмажора, с восхищением следят за маршем армии, расцветают улыбками, когда появляется группа разукрашенных слонов. Их шествие открывает демонстрацию. В ней принимают участие школьники, ветераны и исполнители народных танцев. Да еще мимо трибун тракторы провозят спрятанные декорациями платформы. Это показ достижений или достопримечательностей индийских штатов, отдельных министерств и учреждений.

Когда слоны уйдут от площади на такое расстояние, что их не испугает шум моторов, в почти неизменно безоблачном синем небе появятся самолеты. Парадом боевой авиации заканчивается праздник. Но только официальная часть его. Долго еще будут индийцы веселиться в этот день.

Раджпатх и в будни кипит жизнью. Столица по сути состоит из двух городов: Нью-Дели, где находятся правительственные учреждения, парламент, банки, дипломатические миссии, наиболее благоустроенные жилые районы, имеет сравнительно небольшое население — более 300тысяч человек, в то время как Большой Дели насчитывает около 15 млн человек.

Не менее значим праздник «Ганди джаянти» (День рождения Ганди). Мероприятия по случаю рождения легенды республики проходят ежегодно 2 октября.

Раджпатх

На газонах Раджпатха, главной улицы, взрослые и мальчишки играют в футбол. В искусственных водоемах, тянущихся вдоль магистрали, катаются на лодках. Сюда в нежаркое время года местные приходят семьями, как в парк, и отдыхают на траве.

Раджпатх из-за обилия деревьев и зелени как-то и не похож на улицу: здания стоят далеко в глубине. Когда-то здесь было только несколько дворцов махараджей да административных зданий, сооруженных в первой половине прошлого века. Отсюда-то и началось создание Нью-Дели. На холме, с которого видно далеко вокруг, был построен из краснопесчаного камня дворец английского вице-короля — ныне президентский дворец, — к нему вплотную примкнули два корпуса секретариата, где размещался государственный аппарат британцев, а теперь разные министерства республики.

У подножия холма раскинулось одно из красивейших зданий города — парламент, построенный в форме круга. Англичане вспоминали по этому случаю древнее восточное поверье: круг означает символ вечности. И говорили: вот главное здание столицы символизирует вечное господство Англии. Индийцы, завоевав независимость, вложили в этот символ иной смысл: здание парламента, издали похожее на корону, венчает собою завоеванную народом свободу.

Строительство столичного квартала началось еще перед первой мировой войной, но британцам было не до него. Началась война. Потом послевоенные годы восстановления хозяйства воевавших стран. Только в конце двадцатых — начале тридцатых годов было завершено строительство делового центра. Зато сейчас оно идет бурно. По обе стороны Раджпатха выросли многоэтажные красивые здания, сочетающие в себе и классические мотивы национального искусства, и современные стили, и наилучшее приспособление помещений к тропическому климату: они и удобные, и защищены изящными козырьками от прямых лучей солнца.

Обзор памятников

Туристам следует узнавать город с юга, откуда он начал развиваться в далекой древности. Здесь сохранилось много интересных памятников архитектуры.

Железная колонна

Вот за полуразрушенными крепостными стенами разные по форме и цвету строения. Сегодня во избежание вандализма вокруг столба устроена ограда. А ранее у черной железной колонны всегда была толпа ребятишек. Они наперебой протискивались к семиметровому столбу, пытались обхватить его руками и удрученно отходят, сопровождаемые понимающими улыбками взрослых. Они и сами пытались сделать то же, став, как положено, к колонне спиной. Редко-редко кому удавалось сомкнуть за столбом руки, да и то большей частью через голову, хотя он в диаметре чуть меньше полуметра. Надо же было обнять его, подводя руки снизу. Тогда, как верят местные, исполнится любое загаданное желание. Там, где колонну обнимали, она отполирована до блеска. А выше сохранила черный матовый цвет. Ни единой ржавчины, хотя стоит она на открытом месте вот уже более полутора тысяч лет. И все это время ее обмывают буйные дожди, наждачат песчаные бури, обжигает тропическое солнце. Не стертые временем, выгравированные надписи позволили установить и возраст, и место изготовления колонны.

Кутб-Минар

Совсем рядом с колонной возвышается семидесятиметровая каменная башня — Кутб-Минар. Людской поток течет в обе стороны: внутрь башни и из нее. Войдя в полумрак, освещаемый только светом из прорезей-бойниц, туристы поднимаются вверх по крутым спиральным ступеням. Немногим удается забраться на самый верх. Он представляет собою почти не огороженный пятачок — плоскую крышу. После многих случаев падения или прыжков с крыши самоубийц вход посетителям на верхние ярусы был закрыт. Теперь они доходят только до первого яруса. Впрочем, и он взметнулся ввысь на тридцать метров.

Как сооружение мусульманское Кутб-Минар не имеет в отделке изображений людей и украшен только орнаментом да симметричными, изящными формами резного камня. Одна из вплетенных в орнамент надписей гласит, что башня была сооружена по повелению «Кутб-уддина — эмира эмиров, главнокомандующего и главы государства» в 1220 году. Но башня-минарет далеко не первое строение здесь. Форт, стены которого сохранились и поныне, создан раньше, в XI веке нашей эры.

Древний город

Для увлеченного историей и археологией встречаются на каждом шагу такие интересные памятники древности, что и представить себе трудно. Многие из них не известны, не разгаданы, не найдены, как и судьба самого города в течение ряда веков. В легендах утверждается, что город был столицей Пандавов, мифических героев местного эпоса «Махабхарата». Раскопки упомянутых в эпосе мест в некоторых случаях подтвердили то, что рассказывают об окрестностях Дели легенды. Исходя из этого, ученые делают предположения, что первый древний город Индрапрастха, столица Пандавов, стоял на месте Пурана-Килы, старой крепости.

Мало кто обращает внимание на уродливый, потрепанный временем остов какого-то здания внутри огороженного крепостной стеной комплекса зданий у Кутб-Минара. Не поймешь, то ли оно разрушено, то ли недостроено. Оказывается, что этому жалкому остову предназначалось затмить Кутб-Минар, подняться вдвое выше его.

В арабских сказках «Тысяча и одна ночь» тщеславный халиф строит башню, через которую хочет подняться на седьмое небо к богам. В сказке дело кончилось плохо и для халифа, и для башни. Такая же история приключилась и тут. Честолюбивый султан Алауддин, севший на трон через 60 лет после появления Кутб-Минара, решил прославить себя и создать Алаи-Минар. Но выше двадцати метров здание не поднялось. Так, недостроенное, необлицованное, оно и осталось до наших дней. У султана появились сильные враги, и он должен был отражать их натиск. Тут уж не до тщеславных затей!

Далее стоит переместиться на восток от Кутб-Минара. Через десяток километров — еще одна древняя крепость.

А у дороги десятки обезьян. Они живут в развалинах. При приближении автомобилей зверюшки смело выходят на дорогу. Стоит показаться человеку из автомобиля — на прохожих крестьян они не обращают внимания, — как они окружают его. Интерес обезьян и людей взаимный. Крестьянам они не нужны, больше того — обезьяны для них бедствие: они уничтожают посевы, урожаи. Крестьяне не успевают отгонять их от поля. А приезжие — горожане, туристы везут с собою лакомства: орехи, фрукты, сладости. К ним обезьяны быстро подбегают, протягивают лапы, требуют подачек.

Вот один мальчишка начал поддразнивать обезьяну. Раз даст ей орех, другой раз только покажет и спрячет. Обезьяна сначала схватила его лапой за рубашку, а когда тот не угомонился, укусила его. Крик мальчишки и поведение возбужденной обезьяны передалось стае. Старшие, сопровождавшие ребят, быстро собрали всех в автобус и увезли от ставшей опасной стаи.

Тем временем с дерева спускается дремавший до этого крупный самец. Мелкота да и взрослые обезьяны пугливо отбегают в сторону. Это вожак стаи. Он степенно направляется к туристу с кульком орехов. Повадка у него такая, что, видно, он не сомневается: ему-то дадут лакомств. Это уже зверь. С ним надо считаться. Пока вожак набивает себе защечные мешки орехами, остальные ждут или хватают подачку украдкой и опрометью скрываются с глаз своего хозяина.

Еще недавно здесь можно было повсюду увидеть обезьян, а ночью — стаи шакалов в самом городе. В 2008 году даже на некоторое время была приостановлена работа международного аэропорта в Нью-Дели из-за нашествия на полосы варанов и шакалов.

Теперь и те, и другие попадаются редко. Развелось много собак, а от них даже вожак обезьян поспешно забирается на дерево. Но окраины столицы, ее выгребные ямы еженощно посещаются шакалами. Приходят и другие «гости». Иногда наведываются сюда гиены и нападают на спящих на улице людей, особенно детей. Окрестности города богаты куропатками, зайцами, гусями, утками, разными другими птицами, зверями, пресмыкающимися. Обезьяны встречаются и в самом городе, но скорее на крыше вокзала или аэропорта, чем на дереве, или в развалинах древних строений. Стая обезьян, так напугавшая приезжих мальчишек, живет на окраине города, у крепости Туглакабад.

Крепость Туглакабад и озеро Сурадж Кунд

По повелению основателя династии Туглаков была построена массивная крепость за три года — в 1323 году. Потом вокруг нее появились другие сооружения. Многие из них бесследно исчезли. Лучше других строений сохранился мавзолей основателю династии Гийяс-уд-дина Туглака.

Стоит проехать чуть дальше от города по труднопроходимой дороге, как окажешься в мире совсем далекого прошлого. Среди руин каких-то зданий и каменных глыб лежит величественный водоем Сурадж Кунд, построенный в VII веке нашей эры. Он занимает около двух с половиной гектаров. Здесь поклонялись богу солнца («сурадж» — солнце, «кунд» — колодец). Здесь развлекались индусские правители. Форма ансамбля соответствует назначению водоема. Подобно тому как мы видим солнце, он построен в виде обращенного вниз конуса. Ступени каменные, кольца, сверху мелкие (для удобства купающихся), становятся все выше, пока не упираются в пятачок — дно на глубине более тридцати метров.

Расстояние от Сурадж Кунда до Кутб-Минара всего несколько километров, а в смысле истории индийской столицы оно равно четырем векам: Сурадж Кунд — последнее известное строение Дели, после него до зданий комплекса XI века, где находится Кутб-Минар, археологи не могут найти почти никаких следов города.

Столица то расцветала, то попадала в забытье. Одни города исчезали, другие появлялись. Сам герой нашего обзора перевоплощался в новые ипостаси тринадцать раз, а если взять три современных — Старый Дели, Нью-Дели и объединяющий их разросшийся Большой Дели, — то шестнадцать. И каждый город — это важная страница истории страны.

И вот снова поток шумных велосипедистов, медлительных моторикш, рычащих скутеров, коптящих черным дымом автобусов, старых-престарых и ультрасовременных автомобилей. Улицы большей частью узкие, но их повсюду, где возможно, расширяют, застраивают новыми домами. Названия древних памятников — королевского водоема Хаус-Кхаз XIII века, индусского храма Кайлаш, мавзолеев династии Лоди XV века — теперь стали обозначать стремительно выросшие районы благоустроенного города. На месте пустырей появились и другие жилые районы. Растет и ширится столица, но повсюду можно встретить то руины, то почти нетронутые временем памятники архитектуры. Эти памятники часто стоят рядом с современными изящными зданиями и придают городу особый, присущий только ему колорит.

Дели — не самый крупный город страны. Он начал расти с 1911 года, когда сюда была перенесена столица колониальной Индии. Но это развитие носило однобокий характер. Строились лишь дворцы да особняки для колониальных властей и знати.

Сейчас идет еще один период существования — город имеет статус союзной территории, то есть функционирует как столичный округ. И как не похожи эти два отрезка времени в жизни города! Его облик начал меняться уже в первые годы независимости. Однако наиболее разительные перемены произошли за последние несколько десятков лет. Город перешагнул старые границы. На месте пустырей и трущоб выросли новые жилые районы. Когда-то здесь здания не поднимались выше двух этажей. Теперь здесь высятся многоэтажные дома, разумно приспособленные к тропическому климату. Рост города вызвал естественную необходимость принятия планового принципа его застройки.

Жизнь идет своим чередом. В рождении нового еще так много старых примет, социальных наслоений веков. Правда, кастовые и прочие религиозные обычаи в последние годы соблюдаются не столь строго, но они все еще цепко держат в руках большую часть населения города, да и всей страны.

Индийцы смотрят в будущее. Они прилагают свои усилия к тому, чтобы это будущее было светлым, наполненным созидательным трудом и радостной жизнью. Это страна безграничных возможностей и ресурсов. Ее народ, как заботливый садовник, в силах укрепить и нуждающиеся в особом уходе саженцы и поддержать уже набравших высоту добрых великанов.

Автор
Сергей Петров

Отзывы о других местах страны

Видео о городе

Интересуют горящие туры?

Посмотрите, какие варианты есть на ваши даты. Сайт мониторит предложения от 120 фирм. Есть удобная система для поиска и фильтрации предложений. Все цены окончательные. Перелет и проживание уже включены. Цены начинаются от 6 000 рублей с человека.





  • Удобный поиск авиабилетов

    Проверьте, сколько стоит билет в ваш любимый город. Aviasales сам найдет самые сочные варианты и предложит их вам. Чтобы узнать детали рейса, надо нажать на цену.